Архивы

Столичные сладости

Когда маленькому Абакану исполнилось 15 лет, ему подарили карамельную фабрику. Самую большую в СССР. Этим летом предприятие вместе со столицей Хакасии и республикой отмечает свой юбилей. 65 лет — почтенный возраст, особенно с учетом непростой истории фабрики. А для столицы Хакасии это предприятие — своеобразный способ заявить о себе далеко за пределами региона.

Социализм и капитализм

Кондитерская фабрика «Абаканская» переживала подъемы и падения, ее переименовывали, присоединяли к другим компаниям, совершенствовали и модернизировали. Сегодня это предприятие — место парадоксальное. Здесь удивительным образом сочетаются рыночные подходы к организации труда и бизнеса с вполне социалистическим настроением в коллективе. Так же, как невзрачный фасад зданий снаружи — хорошей отделкой и чистотой внутри. В некоторых цехах до сих пор используют старое, еще советских лет, оборудование. Но при этом умудряются буквально выжимать из него весь потенциал так, что показатели работы значительно выше, чем в прошлые времена погони за планами. Руководство фабрики некоторое время назад напугало администрацию города и республики значительным сокращением штатов. Но у многих из оставшихся зарплата выросла в несколько раз, если сравнивать с началом нового века. Производство работает по-капиталистически, продукция не задерживается на складах. Но при этом ручной труд, как и в прошлом, занимает немалую долю в процессе. Менеджеры стремятся получить максимум прибыли, ищут способы удешевления сырья и производства. А рабочие пишут стихи о своих бригадирах — неумело, но старательно. И тексты получаются такие, что кажется им — самое место на стенде из плит ДСП, которые наверняка висели возле проходной во времена СССР.

Ежемесячно фабрика выпускает более 1200 тонн продукции. Цифра впечатляет: конфеты-печенье измеряются вагонами. Интересный факт: часть продукции предназначена только для нашего региона. Суфле, элитные сорта шоколадных конфет — все это продается только в пределах Хакасии. Красноярск, Новосибирск, Иркутск получают уже не весь ассортимент фабричной продукции. А вот бюджетные сладости — ирис и карамель — едут во все регионы России.

Но речь у нас пойдет не о сладостях. Нам было интереснее узнать, как живет одно из старейших предприятий города в рыночных условиях.

— Я не сторонница того, чтобы вкладывать средства в производство, которое все равно едва влачит существование, хоть это и делается порой в нашей стране. Но пока мы не поймем, что такое производительность и насколько она важна, прогресса не будет. К такому выводу мы пришли на собственном опыте. Приведу пример: раньше производительность фабрики была меньше тонны на одного работника. Сейчас — до трех тонн, — поделилась своими соображениями директор кондитерской фабрики Елена МИНЧАК.

Кстати, большая часть оборудования осталась с советских лет. К примеру, карамельные линии. Отремонтировали то, что было, стали относиться аккуратнее к имуществу и в то же время задействовали его на полную мощность — производительность выросла более чем вдвое без чудес и нанотехнологий. Сегодня три карамельные линии фабрики выдают больше продукции, чем четыре — в прежние времена. Поэтому «лишнюю» демонтировали, оборудовав вместо нее помадную линию. И таким образом перекрыли нишу недорогих конфет на рынке — выпускают все виды дешевой продукции. Впрочем, не все так просто и безоблачно.

Вопросы без ответов

Еще в прошлом году кондитерская фабрика была одним из немногих переработчиков сельхозпродукции в городе. Например, ею закупались и перерабатывались не только фрукты и ягоды, но и… тыква. Маленький секрет предприятия: для фруктового пюре тыква подходит не хуже, чем яблоки, которых у нас все равно мало. Во всяком случае, для нужд фабрики, которая использует до 250 тонн пюре в год, фруктов не хватает. Выгода получалась обоюдная: фабрика получала дешевое сырье, а у местных огородников был стабильный источник дополнительной прибыли. Увы, говорить об этом приходится в прошедшем времени. Скорее всего, уже в этом году от изготовления собственного пюре будут отказываться. Причина в растущих тарифах на электроэнергию: перерабатывать теперь становится все дороже. И нашим кондитерам теперь выгоднее не скупать сырье в Хакасии, а заказывать готовое фруктовое пюре в Белоруссии. Об этом Елена Минчак рассказывает с нескрываемым сожалением, но рынок диктует свои условия. Хотя ситуация абсурдная: привозной товар не должен быть дешевле.

Остается непонятным, почему так получилось в нашем случае. Дело в том, что формально тарифы в Хакасии пока остаются меньше, чем, к примеру, в Красноярском крае. Но, судя по словам директора кондитерской фабрики, при этом по факту в Минусинске кондитеры платят за электроэнергию едва ли не вдвое меньше.

— Тяжело работать в условиях, когда возникают некоторые не очень понятные вещи. Почему энергия выросла в стоимости вдвое только за год и почему ее стоимость так же необъяснимо снизилась недавно — пусть и не намного? Но главное, хотелось бы знать, каким образом можно было бы со всем этим справиться? Почему такая разница в стоимости у нас и в Минусинске? Может быть, в крае созданы особые условия для бизнеса? Не стоит ли тогда и нам перенять этот опыт? А руководству нашего региона — обратить внимание не только на предприятия, которые требуется спасать? — отмечает директор.

Что характерно — руководство фабрики не просит финансовой поддержки. Елена Минчак в разговоре не раз возвращалась к денежным вопросам. Ее философия проста: субсидий, к счастью, не требуется — предприятие способно зарабатывать самостоятельно, более того, работает с прибылью. А вот правовая поддержка, содействие в таких вопросах, как, к примеру, переход на двухставочный тариф на электроэнергию, были бы более чем кстати. Это позволило бы снизить затраты на ту же переработку… Но пока попытки взаимодействовать с властью в этой сфере ни к чему не привели: закон не позволяет. Хотя на фабрике уверены — исключение из правил можно найти, было бы желание.

— Мы — предприятие с «белой» заработной платой, постоянной занятостью, обеспечиваем условия для труда и отдыха сотрудников, занимаемся благотворительностью, участвуем в городских акциях… Что еще нужно, чтобы показать — мы нужны и полезны?, — с недоумением спрашивает Елена Минчак. И найти ответ не просто.

Маленькая страна

Общение с руководителем предприятия — дело одно. Менеджер высшего звена видит ситуацию обычно иначе, чем рядовой сотрудник. Порой даже получается почти по пословице: что хорошо начальству — в штыки воспринимается рабочими. Сокращение штата и увеличение объемов производства… Не получается ли так, что теперь одному приходится, сжав зубы, работать за двоих?

— Раньше на фабрике работало 553 человека, сейчас — 495-505 сотрудников. Сокращения принято воспринимать как тревожный сигнал, в том числе и на уровне региональных властей. Но в нашем случае все проще: за время перемен остались те, кто не боится работать. Что же касается остальных — ну зачем было удерживать людей, которым работа не в радость? Может быть, в другом месте они найдут себя и будут счастливы? — делится соображениями директор.

Легким кондитерское производство не было никогда. Например, нормы вроде трех тонн ириса за смену от одной бригады были во времена СССР и остаются такими же ныне. По достижении пенсионного возраста на этой работе редко задерживаются долго: все эти тонны ведь нужно перелопатить вручную, и справиться может только относительно молодой и здоровый человек. Да, автоматы варят и перемешивают, но и сырье еще нужно принести к этим аппаратам и соответственно отнести обратно готовые сладости. Все это — в цеху, который можно назвать горячим без кавычек. Легко ли, если в бригаде, как правило, не более 12 человек и все — женщины? В других цехах дела обстоят немного иначе, но основной принцип не изменяется. Тут впору ожидать мрачных лиц встречных… Вместо этого гостя встречают с радостными улыбками. А энтузиазм рядовых кондитеров — удивителен в наше время. Вдохновение работой таково, что, кажется, мы вернулись в прошлое, в советские времена, когда трудная работа считалась почетом и честью.

Сказать по правде, в это было сложно поверить. Казалось, в чем-то кроется подвох, как минимум на встречу с нами вызывали одних лишь оптимистов. Но человеческое отношение подделать сложно. Если бы родителям было плохо и тяжело на фабрике, они бы не звали туда на работу своих детей. А между прочим, довелось встретиться с семейной бригадой глазировщиков: мать, отец, двое сыновей — все работают вместе. Все пришли на фабрику недавно и без необходимых навыков. Старших обучили на производстве, теперь они учат младших. И все довольны. Коттеджей на зарплату не построить, но больше, чем нынешняя стабильность, им, похоже, не требуется. Фабрика стала основой маленького мира, который вполне устраивает семейство. И они не одиноки в этом.

konditerprom.ru

 

Комментарии запрещены.