Архивы

Учим учиться.

Проректор ВГУ Василий Попов об инновационной деятельности вуза
В большинстве развитых стран высшие учебные заведения стараются получать прибыль от ведения не только образовательной, но и научной деятельности. Государственные и коммерческие организации заказывают вузам проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, к которым также привлекаются студенты. При этом студенты получают не только существенный доход, но и возможность реализовать амбиции, повысить свою востребованность на рынке труда, трудоустроиться у заказчика работ. Естественно, в такой ситуации в выигрыше остаются все стороны. И, что особенно важно — у ребят появляется эффективная мотивация к обучению.
О том, насколько эта практика развита в нашей стране и каковы перспективы выпускников российских вузов, рассказывает проректор по научной работе, инновациям и информатизации Воронежского государственного университета Василий Николаевич Попов.
Новые технологии необходимы, но дороги.
— Да, такая практика в мире распространена, существует она и у нас, но, к сожалению, мы еще очень далеки от полноценного применения этой идеи. На этом пути нам предстоит еще решить массу задач.
Первая и самая серьезная касается востребованности инноваций российской промышленностью. Сейчас российская индустрия базируется на технологиях в лучшем случае 20-летней давности, в худшем — полувековой. И спрос на инновации крайне мал. Даже крупнейшие государственные корпорации, которые не жалуются на дефицит бюджета, предпочитают покупать технологии на Западе, а в худшем случае — пользоваться советским наследием. Вторая проблема — это отсутствие четкой государственной политики в сфере внедрения новых технологий.
— В чем причина невостребованности новых технологий в России?
— Если говорить о предприятиях среднего уровня, которые составляют основу экономики, то практически нет механизмов их стимулирования для внедрения инноваций. Ведь в последние годы и финансовый, и налоговый стимулы были ориентированы на то, чтобы максимизировать фискальный выход. Естественно, это привело к тому, что расходы на НИОКР, на внедрение новых технологий ложатся тяжелым бременем на предприятие. Получается, гораздо выгоднее эксплуатировать то, что есть. Ведь при процентной ставке по кредиту 15-18% годовых вкладываться в 10-15-летнюю перспективу никто не хочет, да и не может, если говорить начистоту.
Если речь идет о государственных корпорациях, то там все гораздо сложнее. Менеджментом этих предприятий развитие инновационной среды рассматривается как некая бюрократическая задача. Ведь в России по-прежнему не учат развивать идею до стадии конечного продукта. А в качестве основного учредителя выступает государство, и в диалоге с частными акционерами о развитии последнее слово остается за ним. Тут нужно г помянуть еще один общеизвестный факт, что госпредприятия, как правило, не проводят инноваций по собственной инициативе, и Россия в этом плане не включение. Во всем мире принуждение государственных корпораций к инновациям является частью государственной политики. Сейчас и в нашей стране делаются попытки заставить их в какой-то мере внедрять инновации. Приняты государственные программы инвестиционного развития, и в них затраты на НИОКР прописываются обязательным условием. Но, по данным Минэкономразвития, доля затрат на НИОКР в крупнейших российских государственных корпорациях редко превышает 1% от продаж. Поэтому, несмотря на то, что российские научно-исследовательские организации, предприятия и университеты способны генерировать идеи, серьезного спроса на них нет. Как следствие — вовлеченность студентов в НИОКР в среднем по стране остается невысокой.
Мало изобрести — нужно продать
— В каком состоянии сегодня находится система взаимоотношений: высшая школа — производство в России в целом? Что делается руководством Воронежского государственного университета для увеличения вовлеченности студентов в научно-практическую деятельность?
— Сегодня система взаимоотношений: вуз — производство во всей стране, к сожалению, значительно менее развита, чем в советские времена. Хотя тогда система образования критиковалась нещадно именно за отсутствие этой связи. Традиционно считалось, что система академической и вузовской науки ориентирована прежде всего на фундаментальные исследования, а с прикладными исследованиями были очень большие проблемы. Но за последние два десятилетия ситуация только ухудшилась, хотя правительство и пытается что-то делать. Прошла серия конкурсов, по результатам которых правительство субсидирует совместные исследования вузов и предприятий, внедряет их в производство. Всего в стране выделено примерно 300 проектов. Но этого явно недостаточно, эти проекты — пилотные, они всего лишь призваны показать, как это может и как должно работать.
Поэтому сегодня мы в вузе сами пытаемся исправить ситуацию в тех областях, которые являются классическими для университета, за счет реализации научных проектов. Да, их процент невелик, но за последние пять лет показатель удвоился, в первую очередь, потому что все-таки растет заказ на эти .работы со стороны государства. И современные госпрограммы теперь ставят обязательным условием привлечение молодежи. Пример — государственная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». Согласно условиям, 50% фонда заработной платы направляется на молодых ученых, аспирантов и студентов. Сейчас на это в университете тратятся неплохие деньги, что становится хорошим средством мотивации студентов к практической деятельности.
— Значит, нужно стараться вовлечь в процесс как можно больше студентов?
— Стремиться к стопроцентному охвату студентов научно-практической работой нет смысла. Потому что даже если мы говорим о крупнейших западных университетах, то все равно реальный показатель проникновения в НИОКР студентов не превышает 30%. Сегодня у нас этот показатель составляет всего 10-15%. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы увеличить его. Ресурсы для этого у нас есть. Например, для решения задач в области инновационной деятельности создан и успешно работает Центр коммерциализации технологий ВГУ. Он позволил создать необходимые условия для коммерческой реализации научно-технического потенциала и студентов, и сотрудников университета. Основным направлением работы Центра является продвижение на рынок инновационных проектов и технологий. Его специалисты доводят разработки наших авторов до уровня инвестиционных предложений. Благодаря такой работе сегодня успешно реализуются проекты в сфере энергосбережения, нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий и технологий для пищевой промышленности, экологии и рационального природопользования. Создан технопарк ВГУ, оснащенный всем необходимым оборудованием для проведения научно-исследовательских разработок в области индустрии нано-систем и материалов и доведения их до стадии готового изделия, в том числе с получением небольших партий опытных образцов. В Центре проходят научно-исследовательскую практику и стажировку студенты старших курсов, бакалавры, магистры. Сотрудники Технопарка участвуют в решении научно-практических проблем в рамках приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в РФ: «Индустрия наносистем и материалов», «Энергетика и энергосбережение». Особенно мы стараемся развивать систему малых инновационных предприятий по 217-ФЗ. Сейчас их уже 15, причем во многих из них студенты, аспиранты сами являются учредителями, и здесь мотивация совершенно понятна. Для нас эта система сейчас приоритетная.
Требуются рабочие
— Если говорить о проблеме трудоустройства выпускников вузов, то вам не кажется, что сейчас наблюдается их переизбыток на рынке труда при нехватке квалифицированных рабочих кадров?
— Да, сейчас, к сожалению, отмена профтехобразования привела к чрезвычайному дефициту рабочих, особенно квалифицированных. А мы выпускаем огромное количество инженеров, которые вряд ли займут соответствующие должности, но и рабочими не захотят быть. Хотя в современной экономике рабочие места зачастую оказываются более высокооплачиваемыми, чем инженерные кадры начальной квалификации. Но здесь надо понимать, что, во-первых, достаточно большая часть студентов ориентирована на получение дипломов. Во-вторых, если мы говорим о крупных вузах, в том числе о ВГУ, то направленность программ обучения студентов намного шире, чем профиль тех предприятий, которые реально работают в регионе. То есть мы выпускаем достаточной количество специалистов, но запросов со стороны работодателей не так много в силу того, что им требуются специалисты в какой-то одной узкой области. Например, мы готовим фармакологов, способных вести собственные исследования, но в области есть только один завод этого профиля — «Верофарм», и его исследовательские подразделения находятся не в Воронеже. Существует много подобных примеров.
Тем не менее высшее образование помимо своей утилитарной функции выполняет еще одну, на мой взгляд, не менее значительную. В условиях достаточно большой безработицы, отсутствия реального спроса на рынке труда система высшего образования становится эффективным социальным буфером. Она позволяет достаточно успешно социализировать подрастающее поколение за счет постепенного вывода его на рынок. Кроме того, сегодня Россия стремится не только сохранить собственную промышленность, но и попасть именно на рынок высокотехнологичного товара с высокой долей добавленной стоимости. Это задача непростая. Для ее реализации необходимы квалифицированные рабочие с хорошей инженерной подготовкой. Ведь современные производственные комплексы требуют чрезвычайно высокой квалификации оператора. Они могут стоить и миллионы, и десятки миллионов долларов. Поэтому выпускники высшей школы все равно остаются более востребованы, но им зачастую требуется дополнительная практическая подготовка. Для этого у нас созданы программы дополнительной специализации, профессиональной переподготовки, повышения квалификации. Кроме того, в 2007 году начала работу собственная служба содействия трудоустройству выпускников. Она работает в тесном сотрудничестве с предприятиями-работодателями и Федеральной государственной службой занятости населения. Это дает большие возможности для трудоустройства наших выпускников.
Инкубатор для идей
— В Воронеже и регионе действует и продолжает развиваться наукоемкая промышленная база. Как выстраиваются ваши взаимоотношения с предприятиями в плане подготовки специалистов для их нужд и проведения НИОКР?
— У нас есть такой опыт. Недавно с группой компаний «Эфко» подписано соглашение о создании совместного корпоративного университета на базе ВГУ. Чтобы на основе наших образовательных программ доучивать их специалистов и вести дополнительную подготовку по требованию компании тех наших выпускников, которые захотят работать в «Эфко». Надеюсь, что это сотрудничество будет продуктивно для обеих сторон. С нами активно сотрудничают «Космос — Нефть — Газ», КБХА, «Турбонасос» и другие. У нас с ними есть и чисто исследовательские проекты, и проекты по коммерциализации. Сейчас с областным правительством ведем диалог о разработке концепции IT-кластера. Идея в том, чтобы попытаться организовать работу многочисленных компаний, работающих в этой сфере на территории Воронежской области. Нужно придать им определенный статус, помочь с инфраструктурой. Один из механизмов создания этого IТ-кластера — формирование IT-бизнес-инкубатора в ВГУ. Он запланирован в рамках стратегической программы развития университета и тесно связан с запросами области.
— Что бы вы могли посоветовать студентам и абитуриентам? Как лучше им выстраивать свое обучение и чего ожидать от будущего?
— Конечно, универсального рецепта дать нельзя. Но я уверен, что важнейшей задачей для студентов должно быть получение не только знаний, но и навыка адаптации в изменчивом мире. Ключевым должно стать умение учиться, осваивать новые методики, и, безусловно, при выборе профессии и Программы обучения нужно учитывать возможность общения с реальным работодателем, проведение собственных исследовательских проектов — в будущем это даст молодому специалисту несомненное преимущество перед другими.
Роман Косыгин
Берег, №37, 13 апреля 2012 года.
Информация с сайта abireg.ru

Комментарии запрещены.