Архивы

Замгендиректора холдинга «Молвест» Анатолий Лосев: «Рынок оживает – и мы снова думаем о приобретении новых активов и реализации новых проектов

Воронежский молочный холдинг «Молвест» растет стремительными темпами на удивление всем экспертам и конкурентам. Несмотря на многочисленные кризисы – финансовые и отраслевые. Его «продавали», кажется, тысячу раз. А он покупает новый завод и выходит со своей продукцией за рубеж. Пока другие жалуются на административные проблемы, отсутствие средств и все что угодно, «Молвест» выигрывает тендеры на поставку школьного молока даже в тех регионах, куда иногородним, считается, практически невозможно пробиться. Нет проблем, говорит замгендиректора холдинга по экономическим вопросам Анатолий Лосев: миллион евро на приобретение современнейшего оборудования – и все «административные барьеры» на поставку того же школьного молока будут сняты… безупречным качеством продукции.
— Наиболее актуальная информация касается Калачеевского сырзавода. В какой стадии находятся переговоры с Arla?
— Переговоры идут. Большего до закрытия сделки сказать не могу.
— Совсем недавно приобретенный актив – Новохоперский завод. Зачем вам этот завод? Что с ним сейчас происходит?
— Нам не чужды те проблемы, которые есть в том или ином районе нашего региона. Поэтому когда губернатор Воронежской области высказал инициативу по переходу в нашу собственность этого завода, мы пошли на этот шаг. На тот момент завод уже остановился, фактически его финансовое состояние было банкротное, долги гораздо превышали стоимость активов. К сожалению, сырьевая база в этом районе очень маленькая, она не обеспечивает деятельность завода. Поэтому придется привлечь сырье из других районов области. Мы надеемся на то, что, как и обещал глава района, будет реализована пара проектов по увеличению количества поголовья и объемов производства молока. Пока завод будет производить прежние объемы.
— Что в последнее время происходило с российским молочным рынком?
— Фактически 1,5 года молочная отрасль находилась в сложном положении. В прошлом году был сильнейший рост стоимости сырья. Сегодня сырье у нас дороже, чем в Европе. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, отчасти деятельность Союза производителей молока привела к несколько искусственному завышению стоимости сырья. Во-вторых, сказалось соотношение спроса и предложения. В целом в стране производство молока ниже, чем его потребление, в отличие от нашей области. Наша область — одна из немногих, которая является экспортером. То есть мы производим молока на фермах больше, чем сами его потребляем. Это хорошо. Мы редко когда испытываем недостаток в сырье.
— И соответственно, оно более дешевое?
— Рынок такой, что часть сырья уезжает в другие области – Липецкую, Московскую. Сейчас технологии перевозки достаточно современные, можно молоко везти на расстояния до 1 тыс. км. Потому цена плюс-минус одинаковая по Центральной России.
— Но цена – не единственная причина кризиса?
— Цена — это первый фактор кризиса отрасли. Второй заключается в том, что в конце прошлого года был сильный инфляционный скачок потребительской корзины, это совпало с засухой. Стоимость потребительской корзины для наших покупателей выросла. Выросли цены, если вы помните, на крупы, на растительное масло, на сахар, на молоко, на хлеб. Это ударило по карману, соответственно, потребление в целом снизилось. Часть потребителей перешли на другие, более дешевые товары, часть перешли на товары сомнительного качества. Соответственно, выросла доля дешевого сегмента: дешевая упаковка, дешевый продукт. Например, йогурты с ароматизаторами выросли в продажах, а продажи йогуртов с кусочками фруктов упали.
В связи со сложившейся ситуацией в последние два года у нас новых проектов не возникало. Нужно было эту ситуацию понять, подождать, чтобы она как-то устаканилась. Сейчас рынок начинает немножко оживать. Мы возвращаемся на объемы прошлого-позапрошлого года. И начинаем уже смотреть на следующие возможные приобретения «Молвеста». Мы смотрим предприятия в Северно-Западной части страны и на Урале.
— А существующие иногородние предприятия? Наверняка же вам пришлось какие-то минимальные вложения делать?
— Да, мы начали модернизацию Ульяновского завода. Первый этап уже прошел, сейчас начинается второй. Он предполагает удвоение мощностей. Кроме того, сейчас в стадии согласования находится вопрос изменения конструкций зданий, строительства новых зданий.
— Как складывается ситуация на украинском молочном рынке, где «Молвест» также присутствует?
— На Украине ситуация очень сложная. Уровень дохода населения в разы меньше, чем в России. Зарплата по нашим деньгам в 8 тыс. рублей считается достойной. Если сравнивать с нашими, у них 8 тыс. рублей, как у нас 16-20 тыс. рублей. Следовательно, потребление низкое, рынок стагнирует. Потребление не растет. Очень много фальсификатов, заменителей. Поэтому объемы производства там в этом году не выросли.
— То есть на Украине вы не планируете приобретать новые мощности?
— Посмотрим, что будет. Государство вмешивается в хозяйственную деятельность, фактически искусственно разрушено крупное молочное животноводство. Сейчас 75-80 % молока – это молоко частных хозяйств. То есть это те, у которых есть пять-шесть коров. В этом есть трудности – и с качеством сырья, и с логистикой. И в то же время есть госрегулирование конечной цены вне зависимости от объективных условий. То есть ситуация больше политизирована – «Вы что хотите наливайте, но держите цену». Это ведет к деградации отрасли, потому что нет цены на полке, нет цены от поставщика. И в этой ситуации нам как производителям нет интереса инвестировать.
— В Воронеже у «Молвеста» есть еще один очень интересный проект, на базе которого предполагается, как я понимаю, развитие целого направления – производства детского питания. Фирма «Малыш»… Что сейчас там происходит?
— Мы заканчиваем выкуп помещений и земли под ним. Этот процесс находится на завершающей стадии. Сейчас мы рассматриваем несколько вариантов развития: какое оборудование покупать – более дорогое или же более дешевое, с какой ценой на полке продукт должен быть после реконструкции. Ведь конкурентов достаточно в этом сегменте. И нужно хорошенько подумать, прежде чем инвестировать немалые средства. Мы, конечно, хотим сделать такой продукт, чтобы он был качественный, но и по доступной цене.
— Кризис какие-то изменения в ваши планы внес относительно «Малыша»?
— Все просто отсрочилось. Потому что когда нет спроса, все инвестиционные проекты, естественно, замораживаются.
— Тем временем «Молвест» все-таки развивает другой детский проект – «Школьное молоко». Вы поставляете 200-граммовые «треугольники» уже в другие регионы. Как вам удалось убедить региональные власти покупать детское молоко у вас, притом что в каждом регионе есть свой, локальный производитель молока?
— Да, мы поставляем свое молоко и в белгородские школы, и в Ростов, и в Ульяновск. Школьное молоко – это ведь система тендеров. И мы их зачастую выигрываем. Да, где-то есть административные барьеры. Но, думаю, все-таки срабатывает здравый смысл. Не мы придумали требования к детскому молоку. Чтобы их выполнить, необходимо качественное сырье и дорогое оборудование стоимостью около 1 млн евро.
— Несмотря на то что потребители в связи с кризисом перешли на более экономичную продукцию, «Молвест» начал выпуск творожных сырков «Премиум»…
— Да, и это удивительно на самом деле. Если посмотреть на сегмент сырков, то мы увидим там засилье продуктов с большим составом заменителей. По техрегламенту есть сырки творожно-глазированные, а есть глазированные. В составе творожных глазированных только натуральные ингредиенты, а глазированные – это сырки, произведенные с использованием жиров немолочного происхождения. На вкусовых параметрах это не всегда отражается, непрофессионал не всегда может отличить. Мы здесь стратегически сработали в совершенно другом направлении. Мы не удешевили рецептуру, а наоборот, использовали все самое лучшее, что есть на рынке, из чего делается сырок. Это лучший творог, лучшая глазурь. Мы год разрабатывали этот продукт. И сейчас мы не успеваем производить тот объем, на который у нас есть заказы.
— И сколько вы сейчас производите этих сырков? Реализуете их во всех регионах вашего присутствия?
— Пока не по всех. Система торговых сетей зачастую инертная. Даже если вы имеете качественный продукт, это не гарантия, что вас пустят в сеть. Это долгие переговоры.
— Даже для «Молвеста»?
— Да. Хотя, повторюсь, мы абсолютно уверены в качестве нашей продукции. И новых сырков в том числе.
— Кстати, в связи с принятием нового закона о торговле изменились ли ваши отношения с торговыми сетями?
— На первом этапе это дало преимущество производителю, ограничения сыграли свою роль. Но спустя непродолжительное время появились механизмы обхода этого закона. Есть ограничения по наценке, но есть желание зарабатывать.
— То есть нужен другой, опять новый закон?
— Нужна нормальная правоохранительная практика. Самая сильная антимонопольная служба – в Америке, которая может принимать решение по свидетельским показаниям. Когда кто-то даже устно договаривается, как обойти закон, это может послужить основанием для наложения серьезнейших штрафов. У нас как бы закон есть, но как его применить и наказать кого-то, этого не установлено. Мы считаем, что наш закон работает только на 20-30%.
— А заработает ли он на полную, по-вашему?
— Это зависит от воли государства. Если мы просто к очередным выборам поставили галочку, что сделали закон, то, конечно, это все обойдется. Если над этим будут работать постоянно, то будет результат.
— Сколько себя помню, столько и говорят о продаже «Молвеста»…
— Я не могу отвечать за собственника компании, но, насколько мне известно, продажа холдинга не планируется.

dairynews.ru

Комментарии запрещены.